Евгений Енин (onair1) wrote,
Евгений Енин
onair1

Categories:

Дао разговорной программы - 13



Журфаки не нужны

Журфаки не нужны.
Уж извините. Нет, они конечно нужны — преподавателям, которые на них работают. Работодателям — нет. Будущим журналистам — нет.
Необходимые стартовые ремесленные, подчеркиваю — ремесленные, навыки можно получить максимум на шестимесячных курсах. Журналистика, конечно, не сводится только к ремеслу, но тому, что за ремеслом, можно научиться только самому и только на практике.
Нет, факультет журналистики кое-что дает, и тем, кто хочет взять, он может дать многое, более или менее качественное гуманитарное образование. Но у человека с юридическим, историческим, экономическим, философским, политологическим образованием куда больше шансов на успех, чем у человека, который что-то слышал об истории или экономике, но большей частью прогулял, потому что это не журналистика, а он учится на журналиста.
Но в журналистской части журфаковского образования, может быть, половина, может быть, большая часть предметов искусственно придумана только для того, чтобы этот факультет мог называться факультетом журналистики. Что может быть глупее предмета «история журналистики»? Неужели кто-то не понимает, что история журналистики девятнадцатого века это просто очень маленькая часть всей истории девятнадцатого века? И знания о том, кто тогда какие газеты издавал и в чем были идеологические различия между журналами, наверняка не пригодятся? Зачем изучать разговорную программу? Если кому-то интересно, подойдите ко мне, я в индивидуальном порядке расскажу. Но зачем изучать в обязательном порядке? И так далее почти по всем пунктам. «Журналистские» предметы на журналистских факультетах — самые ненужные. Если вас угораздило поступить на журфак, спасти может только одно — самообразование.
Удивительно, что в Екатеринбурге, городе с двумя факультетами журналистики и жестким дефицитом хороших журналистов, никто еще не открыл эти самые курсы «молодого писца». Платные, полугодичные, трехмесячные. Получать лицензию образовательного учреждения не нужно. Ничего такого государственного образца не нужно. Проблема только одна — легитимация диплома этих курсов в сознании работодателей. Очень простое решение. Преподавать на этих курсах должны лучшие журналисты-практики ведущих телеканалов города. Если директор канала N, увидев диплом, будет знать, что делать репортажи подателя диплома учил лучший репортер, у него не будет сомнений. И есть подозрение, что этот диплом будет котироваться на территории всего Урала, если не всей России. В конце концов, в Екатеринбурге нетрудно собрать команду преподавателей из лауреатов ТЭФИ.


Карл Маркс был прав

И его идеи восторжествовали.
Сплошной фанк.
Средства производства принадлежат рабочим. Менеджеры не работают на станках, они работают головой. Журналисты не работают на станках, они работают головой. В голове мозги. А мозги принадлежат нам. Наши мозги — это наши станки. А станки бывают разные. Старые, сороковых годов прошлого века. Новые, японские, с программным управлением. Производительность разная. Есть станки, за которыми ухаживают, смазывают вовремя, есть станки, которые давно уже сломались, и их никто не ремонтирует. Если вы хотите зарабатывать хорошие деньги, за своим мозгом надо ухаживать. Инвестировать в основные фонды. Лучшего способа, чем читать книги, я не знаю. Это часть работы журналиста. А прелесть работы журналиста в том, что абсолютно любое знание ему рано или поздно пригодится. Читаешь какой-то трэш, фантастику, детектив, Дарью Донцову? Завтра ты будешь снимать сюжет про бульварную литературу или брать интервью у Дарьи Донцовой. Поэтому хороший журналист работает ровно столько времени, сколько он не спит.


Журналист не работает

А еще на станке надо уметь работать.
Очень уж у многих людей из всех отделов мозга работает только мозжечок. Основные функции: есть, пить, выполнять однажды заученную последовательность операций на работе, чтобы заработать денег на то, чтобы есть, пить, выполнять однажды заученную последовательность операций на работе.
Чтобы не голодать на пенсии, надо думать. Зачем журналист приходит на работу? Чтобы работать. Зачем журналист делает сюжет? Затем, что ему так положено, за это ему платят зарплату. Если вам так нравится, это просто здорово. Вы счастливый человек.
А успешный журналист занимается только одним делом — повышает свой собственный рейтинг. Для этого он приходит на работу и для этого он делает сюжет. Каждый — как последний. Он не такой счастливый, у него может не получаться.


Что производят журналисты?

Сюжеты? Программы? Статьи-газеты? Только в первом приближении. Или так: да, журналисты производят сюжеты, программы, статьи-газеты. Так же как на автомобильном заводе рабочие производят шестеренки и закручивают гайки. Но автомобильный завод производит автомобили.
Ну давайте не будем про то, что мы все производим прибавочную стоимость. Остановимся на продукте, который поступает в продажу. Трудно успешно работать в режиме «от звонка до звонка», не понимая, что же ты делаешь — что получается на выходе. Лучше, мне кажется, сказать: «Я делаю автомобили», чем: «Я закручиваю гайки».
Журналисты производят внимание аудитории. Количество контактов зрителей с рекламным роликом.
Именно внимание аудитории — это тот конечный продукт, который покупают рекламодатели, именно «в нем» они размещают свою рекламу, а не «на канале» или «в программе».
Журналистика — это один большой бигборд, извините за тавтологию, место, на которое наклеивается рекламный плакат. «Здесь могла бы быть ваша реклама».
Журналистика — это коммерческое производство, а радио- или телестанция — это коммерческое предприятие, задача которого — создание носителя рекламы, а цель — получение прибыли от продажи места для ее размещения.
Все социальные функции журналистики, которые конечно есть, кто же спорит, возникают как необходимый, но побочный продукт коммерческого производства.
Это парадокс, но то место, которое журналистика сейчас занимает в обществе, пусть так — занимала, она получила именно благодаря своим побочным продуктам, таким как, например, стремление к получению и передаче наиболее полной и объективной информации. И то это не ее заслуга, просто объективную информацию требует аудитория, и журналистика услужливо стремится ей угодить. А еще точнее, аудитория хочет быть убежденной в том, что она получает объективную информацию, а журналистика старается ее в этом убедить.
На самом деле речь ни в коем случае не должна идти об «объективности» или «истинности» , это чисто философские понятия, не применимые к масс-медийному производству или психологии восприятия масс-медийного продукта.
Реально только одно — погоня за рейтингом, и журналистику как институт общества спасает только то, что аудитория имеет интересы весьма разнообразные, и журналистика может вволю «желтеть», «краснеть» и «бледнеть», стараясь под них подстроиться.
Тем более что, кроме рейтинга, есть репутация. Репутация объективного издания для узкого круга специалистов — это высокий рейтинг среди широких масс, ни разу его не читавших. Кто читал «Financial Times»? А вот сообщение в бульварной газете: «В рейтинге „Financial Times” олигарх Сидоров занимает восьмое место, его состояние оценивается в восемь миллиардов долларов». Верим. Без ссылки на авторитетную газету — не верим.
Есть выбор: закручивать гайки или производить автомобили.


Сам себе бизнес

Начинающий журналист должен брать на себя максимум работы не важно, за какие деньги. Когда создается новый бизнес, работают без выходных и сна. Журналист — сам себе бизнес. Скорее всего, он начал работать не на самой крупной телестанции города и страны. Чем чаще его лицо будет на экране, тем больше шансов, что его заметят на станции покрупнее и позовут работать. Или скажут: да, мы тебя знаем,— если он попроситься на работу сам.


Сам себе ОТК

Журналист сам себе отдел контроля качества. Он сам больше всех заинтересован в том, чтобы сделать хороший сюжет. Редактор на вопрос: «Почему в программе был такой плохой сюжет?» — ответит: «Да что возьмешь с этого придурка-репортера». Репортеру сваливать не на кого. Вокруг него могут быть одни придурки. Редактор посылает на ужасный повод, координация ни с кем не может договориться, весь мир против тебя, но плакаться бесполезно. Не продуктивно. Ты сделал сюжет или плохой, или хороший. Твой рейтинг упал или вырос. Твоя личная фирма равная тебе самому, получила прибыль или понесла убытки.


Журналисту думать не обязательно

Но упираться не обязательно. Главное — выйти замуж, родить детей, семью обеспечивает муж, а ты работаешь, чтобы не сидеть дома, ну и на шпильки. Не страшно. Балласт всегда нужен. Без него корабль перевернется. Репортер-прима обходится дороже, чем репортер-балласт. Но всегда есть проходные информационные поводы. Ну пожар. Ну авария. Если в редакции все примы, на пожар придется посылать приму и платить соответственно. Каналу выгодно иметь среднеоплачиваемый балласт для таких случаев.


Учиться маркетингу

Читать надо книги по маркетингу, а не по истории журналистики. Товар, который произведен вашим станком, тот, что в голове, надо еще хорошо продать. Хороший журналист понимает, что у его товара есть покупатель. Редактор — если он делает сюжеты, зрители — если он редактирует или ведет программу. У него есть конкуренты, выпускающие аналогичные товары. Репортеры со своего канала, репортеры с канала-конкурента. Программы на каналах-конкурентах. Журналист должен произвести товар лучше, чем у конкурентов, у него должно быть свое уникальное торговое предложение, он должен организовать рекламную кампанию, привлечь потребителей, затем провести весь комплекс мероприятий по их удержанию. Это все подробно описано в многочисленных книгах по маркетингу. В книгах по журналистике об этом не пишут.


За что платят журналисту

Первый вариант — самый распространенный, — когда платят за то, что журналист просто работает. В этом случае платится минимально возможная на этом рынке зарплата. Закон рынка: ни один работодатель не станет повышать зарплату, если этого можно не делать. Кто-то платит чуть больше, чем конкуренты. Кто-то чуть меньше. Разница не превышает сумму, которая может стать принципиальной. Разница не стоит того, чтобы оставлять насиженное кресло и знакомый коллектив.
За работу платят тем, кого легко заменить. Репортеров, если это не прима-репортер, легко заменить. Видеоинженеров легко заменить. Тот, кто хочет хорошо зарабатывать, должен стать, — нет, незаменимым, незаменимых у нас нет © Иосиф Сталин, — он должен стать заменимым с потерями. Если уходит лицо канала, ведущий авторской программы, репортер-прима, координатор-бог, уходит к конкурентам, то канал несет потери. Программа закрывается, из-за чего канал несет потери, а конкуренты получают выгоду, раскрученного ведущего, из-за чего канал опять несет потери. Он же его раскручивал, деньги вкладывал, а теперь за эти деньги конкуренты получают конкурентное преимущество.
Заменить можно любого, но сколько это стоит?
Закрылась авторская программа, можно позвать «звезду» из Москвы. Вахтовым методом. Но дорого. Не окупится.
Зарплата легко заменяемого журналиста ограничена средней величиной зарплат этого рынка.
Трудно заменяемый сотрудник получает деньги не за то, что он работает. За то, что он не уходит. Ему платят процент от тех денег, которые канал потеряет в случае его ухода.
И этот процент может быть любой. Если канал с помощью журналиста зарабатывает десять миллионов и если канал перестанет их зарабатывать, когда этот журналист уйдет, он может получать хоть девяносто процентов от этой суммы. Миллион — неплохие деньги, если руководитель канала выбирает: зарабатывать миллион или не зарабатывать ничего. Почему он должен выбрать ничего?
Не обязательно становиться ведущим, чтобы зарабатывать много. На НТВ прима-репортер Владимир Кондратьев получает больше, чем мальчики-девочки, ведущие новостей из дневного эфира, чьих имен никто не вспомнит.
Попадаются трудно заменяемые репортеры и легко заменяемые ведущие, но это скорее исключение. Чтобы получать больше средней зарплаты, репортеру все-таки надо переставать быть репортером или становиться чем-то больше, чем просто репортером. Делать фильмы. Редактировать выпуски. Садиться в эфир.



Tags: дао разговорной программы, журналистика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments