Евгений Енин (onair1) wrote,
Евгений Енин
onair1

Categories:

Дао разговорной программы - 5

Узнают ли гости о вопросах заранее?



Дело в том, что вопросов в том виде, в каком они звучат в эфире, до эфира, заранее просто не существует. Невозможно написать вопросы, а потом выучить их наизусть до буковки. Я пишу на листочке темы: спросить об этом, об этом, об этом. Если нужно — какой-то фактический материал: подглядеть, если что.


Поставить гостя в тупик

Да, но, как правило, я все эти темы обговариваю с гостем. Не в виде конкретных формулировок вопросов, а именно в виде тем. «Хочу спросить об этом, об этом, об этом». Это тоже часть предынтервью. Гость может сказать: «Нет, это не мой вопрос» или: «Я не знаю», — тогда вопрос снимается.
Самое главное, нет задачи поставить гостя в тупик, заставить покраснеть, потерять сознание и свалиться под стол в конвульсиях. Есть задача сделать интересный разговор. Если гость «зависнет», как старый компьютер, это никому не нужно. Если гость не отвечает, что он будет делать? Это же разговорная программа, он должен говорить, а не мычать.
Я, как правило, всегда говорю: «Вот и вот тут я с вами не согласен, вот тут я считаю, что вы категорически не правы, а вот по поводу этого у меня совсем другая информация». Если назревает спор, то я заранее предъявляю мои аргументы. Пусть гость придумает красивые контраргументы.
Нет, «засадные» вопросы тоже бывают. Главным образом, для политиков. Я точно знаю, что политики выкрутятся.


Можно ли перебивать гостя?

Приходится.
Время ограничено. Есть определенное количество вопросов, которое необходимо задать в это ограниченное время. Людям свойственно, высказав главную мысль, добавить развивающие тезисы, объяснить, убедить. Вот это иногда приходится пресекать.
А как быть с тем, что перебивать собеседника невежливо? Ну это же не светская беседа, это разговор в особых условиях, процесс создания телевизионного продукта. Мы не просто разговариваем, мы делаем телепрограмму. Перед врачом раздеваемся, хотя раздеваться в публичных местах не принято? Так и здесь. И это случается не с каждым собеседником. Если человек говорит короткими фразами, его просто невозможно перебить, наоборот, приходится задавать дополнительные вопросы.


«А сколько мне отвечать?»

Часто задаваемый вопрос.
Имеется в виду — сколько времени должны занимать ответы. Человек пытается помочь, поучаствовать в процессе создания телевизионного продукта.
Я отвечаю так: говорите, как говорится. Если будет нужно, я вас перебью, если будет нужно — задам дополнительный вопрос.
Но все-таки лучше прерывать, чем каждый раз переспрашивать.


Показать список вопросов

Бывают тяжелые случаи.
Когда просят заранее прислать список вопросов.
Список высылается с предупреждением: в эфире вопросы будут звучать иначе, наверняка возникнут вопросы не из списка, да и сам разговор может пойти совсем в другую сторону.
Крайне редко организаторы визита настаивают на том, чтобы в разговоре мы шли по списку. Заранее утвержденному. Строго. Мне кажется, на это стоит соглашаться, только если этот гость вам очень важен. Очень-очень. Очень-очень-очень.
Прислать список заранее просят или пугливые чиновники — они бояться получить от начальства, если не то скажут, — или бизнесмены, не имеющие опыта телевизионных выступлений. Еще дипломаты — им положено.
А чаще всего заботливые пресс-службы.
В Екатеринбург приезжает Владислав Бородулин, шеф-редактор объединенной редакции издательского дома «КоммерсантЪ», до этого главный редактор сетевой «Газеты.ру».
«Вы бы не могли прислать список вопросов для Владислава Геннадиевича?» Это за две недели. Могли бы, почему нет.
Приехал.
«Владислав Геннадьевич, я, честно говоря, удивлен». — «Чем?» — «Журналист, редактор, да еще таких газет — и список вопросов за две недели». — «Какой список? Каких вопросов?»


Не дать выговориться

Предварительный разговор перед эфиром или записью нужен еще и для того, чтобы установить психологический контакт, настроиться на собеседника. Если это незнакомый человек, то нужно понять, какой у него темп речи. Если основная мысль у него в начале периода, тогда его можно будет перебить, задать следующий вопрос, если основная мысль в конце периода, то его не перебьешь, придется ждать, пока закончит говорить.
Но при этом не следует позволять гостю отвечать на вопросы, когда вы их обсуждаете до эфира, когда говоришь: хочу вас спросить об этом, об этом и об этом. Он выговорится. А ведущему будет неинтересно второй раз то же самое спрашивать, но он-то интерес сыграет, работа такая. И гостю не интересно будет рассказывать. Человек понимает, что он сейчас «выступает», он в эфире, а не на кухне, но все равно перед ним собеседник, которому он только что все уже подробно объяснял. А теперь опять все сначала. Неинтересно.
Вчера: Александр Дворкин, профессор, заведующий кафедрой сектоведения Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета, главный сектовед страны. «Александр Леонидович, так что там у вас с неопятидесятниками?» — «Ну зачем же я буду до эфира об этом говорить, потом неинтересно будет!» Гость попался опытный.

Может ли интервьюер попросить придумать для него вопросы?

Да легко.
В большинстве, наверное, разговорных программ, которые мы видим на центральных каналах, вопросы ведущим придумывают специально обученные люди. И это совершенно нормальная практика, когда выпускающая бригада пишет сценарий, ищет гостей, придумывает вопросы, а ведущий ведет программу. Разделение труда.
Вопросы придумывают для ведущего, если он, так скажем, «приходящий». Первый год работы на «Стенде» я был таким приходящим ведущим. Три раза в неделю часа за полтора до эфира я приходил на «Четверку», и Валерия Горонкова, руководитель программы, рассказывала мне, какая у нас тема, кто гость, о чем его можно спросить. Не готовый список вопросов, а темы. Но можно было и список попросить, право такое было.
На региональном телевидении ведущие, как правило, все делают сами. И вопросы придумывают сами. Референтов бюджет не предусматривает.
Но бывает не так уж редко, когда я прошу прислать мне список тем.
На выборах, когда в эфир ходят кандидаты. Если человек приходит пятый раз за месяц, у меня фантазия иссякает. К тому же разговор в эфире должен соотноситься с агитационной компанией кандидата, а я откуда знаю, какие у него планы?
Или кто-то просится в эфир, я понимаю, что тема интересная, вернее чувствую, но не знаю всех подробностей. Ну, например, предлагают: вот главный кардиолог России. Хорошо, берем, его будут смотреть. Но я не знаю, о чем можно поговорить с главным кардиологом так, чтобы это было интересно зрителям-сердечникам. Пришлите темы, пожалуйста.
Бывает очень трогательно, когда вместо списка тем присылают полный сценарий программы. Пьесу. Прописанные вопросы ведущего, прописанные ответы гостя. Даже реплики ведущего: «Е. Енин: Неужели?» Иногда — вообще супер! — ремарки: «Е. Енин удивленно поднимает брови». Надо послать Николаю Коляде.


Сколько нужно вопросов на одну программу?

Может быть всего один.
Перед последними выборами мэра Екатеринбурга в эфир, вернее на запись, пришел ныне покойный Александр Хабаров, бывший лидер бывшего ОПС «Уралмаш». Общественно-политического союза. Программа агитационная. Его помощница заранее очень просит не перебивать Хабарова. Приходит сам Александр Алексеевич, очень просит его не перебивать. Ладно, не перебивать, но тут на бумажке всего четыре вопроса, тех самых, не мной придуманных, нам на двенадцать минут не хватит. Нет, хватит? Ну ладно.
Я задал только один вопрос. Что-то вроде: «Сегодня на „Стенде” кандидат в мэры Екатеринбурга Александр Хабаров. Добрый вечер! Как идет ваша кампания?»
Все. Дальше говорил только Хабаров, без остановок, без пауз, без заминок. Кроме него, мне не попадалось человека, способного непрерывно говорить двенадцать минут в телевизионном эфире.
«Вы слушали выступление Александра Хабарова, кандидата в мэры Екатеринбурга».
Кстати, спустя полгода, даже год, если встречались знакомые, которые этот разговор смотрели, говорили что-то вроде: «Это было потрясающе! Очень интересная передача!» Ни один «Стенд» не вспоминали так хотя бы через неделю.
Другой пример. Евгений Чичваркин, совладелец крупнейшей сети магазинов по продаже сотовых телефонов «Евросеть». По Интернету ходят настоящие и поддельные дадзыбао, его письма сотрудникам. Например: «На время больших продаж никто не отменял правил обслуживания клиентов. Если товар продает себя сам, вас заменят кнопкой (или мартышкой)», «Не работайте с дебилами!!! Плюс на минус дает минус!». И самое жуткое: «С первого сентября ни у одного сотрудника компании не остается телефона Самсунг в личном пользовании. Все можно продать через розничную сеть как б/у, и все деньги забрать себе. Это тест на лояльность. Не нравиться — уё…». Чичваркин в мире менеджеров личность легендарная. Плюс косичка и дурацкая футболка и джинсы вместо костюма. Плюс так пишет. Разговор должен получиться — супер!
Оказалось, что Чичваркин говорит очень короткими фразами. Отвечает даже не предложениями, отдельными словами. «Да», «Нет», «Не думаю». На этот «Стенд» у меня вопросов ушло как на четыре, наверное.


От одного до пятидесяти

Можно попробовать прикинуть.
Двенадцать минут. Если темп разговора очень высокий, то пусть будет три секунды — вопрос, десять секунд — ответ. Минута — четыре с половиной вопроса. Всего пятьдесят пять. Мы говорим о содержательных вопросах, а не о каждом случае, когда ведущий раскрывает рот, не о междометиях.
Темп разговора невысокий — вопросов двенадцать, может быть, десять, и может быть, даже меньше десяти.
Понятно, что можно попросить Александра Ширвиндта рассказать что-то смешное, это один вопрос, и двенадцать минут слушать.
Нужно только заранее прикинуть, сколько вопросов понадобится исходя из темпа разговора, и придумать с полуторным запасом на тот случай, если темп окажется выше.
В приложении номер три, там, где расшифровки «Стендов», вопросы посчитаны. Получается в среднем около тридцати.


Важность первого вопроса

Кто как его называет. Кто «крючок», кто «гарпун», кто «гвоздь».
Считается, что первый вопрос принципиально важен. Он должен «зацепить», «пригвоздить» зрителей, чтобы они не отрываясь, как прибитые, посмотрели всю программу.
Я бы не преувеличивал. Все-таки у ведущего есть больше времени, минуты три, когда внимание аудитории держится: зрители оценивают, интересно это им или нет, смотреть или не смотреть дальше. И если первый вопрос хороший, а второй плохой, поможет первый вопрос удержать аудиторию?
Но «Стенд» в прямом эфире — это особый случай. Между первым и вторым вопросом стоят две-три минуты рекламы. Тут уж действительно приходится цеплять.
Универсального рецепта нет, но более или менее понятно, какие должны быть характеристики первого цепляющего вопроса. По форме он должен быть яркий, может быть, парадоксальный. Это желательно. В то же время из вопроса и короткого ответа — я специально прошу гостей на первый вопрос, что до рекламы, отвечать коротко — зритель должен понять, о чем пойдет разговор.
Пример.
Ведущий: Добрый вечер! Сегодня на «Стенде» главный по птичьему гриппу. Добрый вечер, Иван Иванович!
Гость: Добрый вечер!
Ведущий: Если не использовать зенитную артиллерию и не сбивать перелетных птиц на подлете к границе области, когда у нас начнется эпизоотия птичьего гриппа?
Гость: Ну, не обязательно это будет эпизоотия, но если птиц не сбивать, то они, конечно же, могут занести вирус на территорию Свердловской области.
Ведущий: О том, где правительство области собирается закупить столько зенитных пушек, и том, что случится, если этого сделать не удастся, мы поговорим сразу после рекламы. Задавайте вопросы по телефону 002, абонент Стенд.
Еще пример.
Эдуард Россель выиграл третьи выборы. Приходит в «Итоги недели», очень благостное настроение, собираемся подводить итоги года, год у него вполне удался.
Тут нужно заметить, что поставить Росселя в тупик каким-то вопросом практически невозможно. У него, как у каждого талантливого политика, в голове масса готовых ответов, шаблонов. У него огромный опыт публичных выступлений и публичного общения. Я первый раз видел, чтобы Россель сделал заметную паузу, придумывая ответ.
Первый вопрос: «Вы уже нашли себе преемника?» Это сразу после выборов. Россель после паузы ответил, что нет, он еще не искал. Второй вопрос: «А если бы искали, кто это был бы? Воробьев?» Россель снова после паузы: ну да, Воробьев. Так впервые он публично назвал Воробьева своим преемником. Долго ему, кстати, еще ждать, Воробьеву.


Бутылка коньяка за первый вопрос

Мне проспорили бутылку. Не поверили, что я на такое способен. На «Стенд» впервые пришел Лев Ковпак, сын Игоря Ковпака, хозяина сети супермаркетов «Кировский». Ковпак-старший начал передавать Ковпаку-младшему оперативное управление сетью, имел планы, потом удачно реализованные, провести сына в городскую думу, начал делать из сына публичную фигуру. Первый его эфир у меня, придумываю первый вопрос.
«Почему папа не пришел?»
Лев, кстати, совершенно нормально ответил, что-то вроде «теперь ходить буду я», и для первого прямого эфира держался прекрасно.


Важность последнего вопроса

«Запоминается последний вопрос» © штандартенфюрер Штирлиц.
Вариант первый.
Резюмирующий вопрос. «Итак, вы утверждаете, что все у нас будет хорошо?»
Вариант второй.
Вопрос, не имеющий отношения к теме разговора. Раскрывающий гостя с неожиданной стороны. Маленький такой взрыв, финальный фейерверк. Нет, это не переход на новую тему, это «одиночный» вопрос, предполагающий возможность короткого ответа. «Это правда, что вы стали дедушкой?»
Вариант третий.
Без

финального вопроса. «Сбить» на лету. Гость что-то эмоционально говорит, ведущий: «Вот на этой высокой ноте…»
Tags: дао разговорной программы, журналистика, интервью
Subscribe

  • Как отличить нормального человека от шизика.

    Есть четкий маркер. Нормальный человек знает, что "либерализм — философское и общественно-политическое течение, провозглашающее незыблемость прав и…

  • О либералах

    Чёто утомило меня трепание не по делу гордого слова либерал. Потому как я, например, либерал. И ничего не могу с этим поделать. А читаю всякую фигню,…

  • Либеральный реванш

    Попалось тут, видный ЕРовец говорит: "Мы говорим "нет" либеральному реваншу! Мы говорим: хватит махать кулаками после драки, обращаясь к проигравшим,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment