Евгений Енин (onair1) wrote,
Евгений Енин
onair1

Интервью – это просто.

Интервью – это просто.

Краткий курс для чайников и чашек.

(текст будет опубликован на журфаке УрФУ)



Как организован технологический процесс изготовления разговорной программы, более чем подробно рассказано в книге «Дао разговорной программы». От алгоритма поиска гостя, до процедуры его встречи и проводов с территории телекомпании: http://zhurnal.lib.ru/editors/e/enin_e_j/dao.shtml
О чем в этой книге почти не сказано, так это о том, что с этим гостем делать непосредственно в эфире или во время записи. Объясняется это тем, что если технология производства разговорной программы разрабатывалась, так скажем, сознательно, и могла быть легко отрефлексирована, то технология «задавания вопросов» уходит в область не то чтобы бессознательного, но труднообъяснимого. С одной стороны, все просто – задавай себе вопросы по порядку, с другой – а как эти вопросы придумать?
Да, в общем, легко!
Потому что:

Интервью это просто.

Ну, практически. Почти.
Два условия.

Мы не говорим об интервью, которое берется репортером для сюжета в телевизионных новостях. Это один-три-четыре вопроса, из которых в эфир не попадет ни один, а из ответа возьмут 15 секунд. Максимум, чем нужно обладать, чтобы взять такое интервью, это настырностью. На тот случай, если объект от разговора уклоняется, возможно, бегом.
Мы не говорим об интервью для печатных изданий, их можно хоть по почте брать.
Не говорим об интервью для телевизионных программ, в которых записанный разговор режется на кусочки, кусочки перетасовываются, перекрываются «картинкой», и нам является высокое искусство монтажа, но никак не разговора.

Мы с вами говорим об интервью, которое показывается зрителям от начала до конца и является самостоятельным и самоценным телевизионным или радийным продуктом.

Так вот, интервью это просто. Людям нравится давать интервью. Людям нравится быть особенными, а то, что у них и именно у них берут интервью для телевидения или радио, делает их особенными. Людям нравится говорить о себе, потому что себя мы любим больше всего на свете. Людям нравится делиться опытом, советовать, поучать, это поднимает их социальный статус.
В большинстве случаев никаких проблем с интервью не будет. Если человек не хочет давать интервью, он в студию и не придет. А если пришел – куда он денется, он ваш.

Знает ли гость лично вас (кроме тех случаев, когда знает с плохой стороны), крайне маловажно. Каким бы не был раскрученным или не раскрученным интервьюер, гость приходит, прежде всего, в эфир телеканала или радиостанции, себя показать, а не с ним пообщаться. Да, личное знакомство поможет в случаях, когда разговор может быть неприятен или даже опасен для карьеры гостя, и он решает – можно ли вам доверять. Не зададите ли вы вдруг провокационный вопрос: кого он больше любит: Путина или Медведева. Но мы говорим не об исключениях, а о правилах, которые позволят вам бодро и весело делать хоть ежедневные интервью в электронных СМИ, то есть профессионально заниматься интервьюированием.

Итак, гость заманен, главная часть вашей работы выполнена. Чтобы человек встал из-под камер, это бывает крайне редко, это надо талантливо довести, и подобные случаи, все три, можно посмотреть на на YouTube.
Был, и у меня один за последние пять-семь лет случай, когда человек пришел, и, будучи совершенно трезвым, не смог – внимание – поагитировать за «Единую Россию». Эфир был предвыборным, официально агитационным, он как-то начал, потом как-то продолжил, тише, медленнее, и, минут через пять, замолчал. И смотрит на меня жалобными глазами. И говорит, что больше не может. Ну а кто говорил, что за «Единую Россию» легко агитировать, тут особый склад ума нужен.

Теперь можно подумать – о чем разговаривать с гостем. Это называется тема интервью, которая (это принципиально!) излагается в одном простом предложении. О чем интервью? О том-то.
Если вы не можете сами для себя сформулировать тему интервью в одном простом предложении, стоит подумать о другой теме или другом госте.
Да, кстати, я сказал, что придумывать тему нужно до того, как вы гостя позовете? Не сказал? Не страшно, все равно бы пришлось это делать, гость неизбежно спросит: о чем с ним хотят поговорить. Да, вот такие они любопытные, эти гости.
И уже по теме можно определить: получится интервью или нет. Тема, это еще и анонс. Ваше интервью, не знаю, будет ли, но должно быть проанонсировано. Анонс это реклама в чистом первозданном виде. Вы продаете зрителям свой «товар», вот что вы с помощью анонса.

Сформулируйте прямо сейчас какую-нибудь тему, попробуйте. Вы будете это смотреть-слушать? Да? Прекрасно! Нет? Не расстраивайтесь! Жизнь не кончилась! Вы же «не читатель, а писатель», вы с другой стороны баррикад. Подумайте, кто будет это смотреть-слушать, если, конечно, вообще кто-то будет. Например, тема «как защититься от клещевого энцефалита» вам не интересна, потому что вы этим не занимаетесь, но для тех, кто из года в год ходит в лес, и в изрядной своей процентной части кусается зараженными клещами, вопрос вполне актуальный. Хотя могли бы уже наизусть выучить.

Определив тему, вы делаете половину, из того немного, что вам осталось, чтобы вышло интервью. В частности, вы определяете потенциальную аудиторию. Дело в том, что об одном и том же предмете можно говорить с совершенно разным погружением в тему. Со знаменитым скрипачом можно поговорить о запредельных тонкостях извлечения звуков, а можно – о райдере, заявляемом на гастроли. В первом случае от зрителей требуется как минимум консерваторское образование, во втором – всего лишь наличие дома телевизора, чтобы посмотреть ваш разговор.

Так, практически незаметно, мы подошли к определению вашей роли в будущем процессе. Ну, да, вы интервьюер, вы задаете вопросы, но двинемся чуть дальше – а еще вы кто? По отношении к теме беседы? Вы знаток, и говорите с гостем на равных? Вы дилетант, то есть представитель основной массы телезрителей, и задаете вопросы, хлопая – буквально, или в переносном смысле – длинными ресницами? Главное, не пытаться занять место в первой категории, если место вам во второй, да и то по блату. Смеяться все будут. Но и работать в режиме инопланетянина не полезно для вашей карьеры, вопрос гостю: «Мужик, ты кто», еще никому не помогал. Общее правило: ваши вопросы должны быть понятны большинству в выбранной вами аудитории, при этом ответы на них должны быть этой же части неизвестны. Если ваших знаний о теме катастрофически не хватает – в Интернет, в школу, в детсад, куда уж получится. Главное, вовремя понять, что знаний не хватает, до интервью понять, а не во время.
Но не пугайтесь, интервью – это просто, знаний, о теме или о госте, вам нужно только чуть больше, чем есть у среднего зрителя-слушателя. Разговор двух специалистов будет интересен только третьему специалисту. Ваша доля: дилетант. Да, придется каждый день читать ленты, газеты, журналы, знать, что происходит в городе и мире, но достаточно только знать: этот факт имел место. У вас всегда будет полчаса, чтобы порыться в Интернете, чтобы говоря о культуре, быть уверенным, что вы говорите именно о культуре, а не о ЖКХ, например.

Что мы имеем?
Гостя. Тему разговора. Вашу роль в разговоре.
Осталось придумать вопросы. Сущая ерунда.

Вообще-то, если не все вопросы, то изрядная часть вытекают из ответа на главный вопрос «зачем я его позвал?» Или он сам попросился, это не принципиально, в этом случае ответить на этот вопрос должны не вы, а сам гость. Но чтобы ответить на этот вопрос, нам нужно гостя слегка классифицировать. А все гости, хотят они этого, или даже этому сопротивляются, делятся на следующие типы.

Эксперт.
Специалист.
Очевидец.
Звезда.
Депутат.

Их больше, типов, но, в режиме для чайников, хватит этих, базовых.

Определив тип гостя, мы легко определим один глобальный вопрос, на который он будет отвечать все эфирное время.

Вопрос эксперту.
Что вы думаете о (…)?
Эксперт приглашается в эфир, чтобы высказать свое драгоценное мнение, дать оценку какому-то событию или явлению. Пример: в Свердловской области сменился губернатор. Что вы думаете об этом? Если бы на его месте был уже упомянутый «депутат», он бы ответил, что он безумно счастлив, но эксперт иначе называется аналитик, и думать он должен о том, почему это случилось, и что нам за это будет.

Вопрос специалисту зависит от того, в чем он специалист, но, как правило, все сводится к вопросу:
Что делать?
Что делать, чтобы жить долго и счастливо, не быть укушенным энцефалитным клещом, не попасть в аварию, и тд. Специалист предлагает решение проблемы.

Вопрос очевидцу. Очевидец – редкий тип. Вопрос для него:
Расскажите, как это было. (Не путать с «что это было-то?», это вопрос эксперту.)
Из практики последних лет могу припомнить только Игоря Холманских, начальника сборочного цеха Уралвагонзавода, которого Путин взял на Борт Номер Один, когда летел после инаугурации из Москвы в Нижний Тагил. Через неделю Холманских стал Представителем Президента в Уральском федеральном округе. Его спрашивал «Как это было». После чего, собрав экспертов, я задал, буквально, вопрос «Что это было?» Ответить они не смогли.

Вопрос звезде. Все прозрачно:
Расскажите, о своем творчестве.
Модификация: расскажите, как удается быть такой звездой-звездой.

Вопрос «депутату». А так же депутату потенциальному, то есть кандидату, или о кандидатстве только думающему. Ладно, назовем его для ясности политиком. Его вопрос:
Кто виноват и что делать?
В отличие от эксперта депутат может рассказывать о каких-то конкретных предложениях по части изменения мироустройства. Депутаты от «Единой России», как правило, рассказывают, как нам всем станет хорошо, в ближайшее время, в результате их деятельности. Депутаты от оппозиции рассказывают как депутаты от «Единой России» не дают им сделать всем нам хорошо.

Довольно очевидно, что гости, это скользкие типы, чьи типы могут смешиваться. Та же звезда может оказаться экспертом. Например, балерина Волочкова - экспертом по построению здоровой семьи. Да, все удивились, но ее привез открывающийся магазин детской одежды премиум-класса, пришлось быть экспертом. Или очевидец Холманских. Рассказом о том, как изнутри выглядит президентский самолет все время интервью не занять, и следуют вопросы: а почему Президент его взял с собой, на который он отвечает как эксперт (не знаю), и будет ли он претендовать на пост мэра Нижнего Тагила, на который он отвечает как политик (не скажу нет, не скажу да).

Все что нам осталось сделать, это расчленить глобальный вопрос на некоторое количество вопросов помельче, чтобы подбрасывать их гостю по мере повествования, как дрова в костер. А как иначе интервьюеру оправдать свое существование?

Эксперт.
Приглашается для того, чтобы объяснить смысл чего-то, происходящего или произошедшего. Рассказать о причинах, сделать предположения о последствиях. От смены губернатора, до падения самолета. Наша с вами задача сделать предварительный анализ события, одного вопроса «почему», увы, мало. Берем для примера свежее, по отношению к написанию этого текста, событие, смену губернатора Свердловской области. Мишарин ушел, Куйвашев пришел. Тема интервью: Почему ушел Мишарин, почему назначен именно Куйвашев. Давайте поможем эксперту, чтобы ему не было очень скучно сидеть с нами в эфире, предположениями своими, или других экспертов, которые легко наскрести в Интернете. И после того как он выскажет свои версии, спросим: а не потому-то ушел, и не по этой ли причине был назначен. Не надо, надеюсь, напоминать, что вопросы должны задаваться последовательно, а не одной кучей, не правда ли?
Насколько близки к реальности наши с вами догадки, совершенно не важно, зрители-слушатели, внимают эксперту, мы только ассистируем ему, подбрасывая мячики, и вполне уместны заведомо нереалистичные версии, они дадут гостю возможность блеснуть умом, аргументировано их опровергнув. Дальше следует часть глобального вопроса «Что с нами теперь будет»: последствия смены губернатора. Чтобы не сидеть молча, глядя эксперту в рот, мы должны приблизительно представлять, какие изменения возможны. А они возможны, во-первых, в той политике, в том числе экономической, которую проводил его предшественник. И хорошо бы представлять эту политику, чтобы подкидывать осмысленные мячики. Во-вторых, смена губернатора автоматически ведет к смене правительства. Не то чтобы все жители области, средь ночи разбуди, назовут состав областного правительства, но кому-то интересно, пусть все эти тридцать шесть человек послушают мнение уважаемого эксперта. Если остается время, можно перейти к сопутствующим обстоятельствам. В нашем случае, это назначение губернатора за пару дней до вступления в силу закона о выборах губернатора, можно поговорить и об этом. Но главную задачу – получить ответы на вопросы «почему» и «какие будут последствия» мы уже выполнили.

Специалист.
Подтверждает тезис, что интервью – это просто. Специалист появляется в эфире, что бы поделиться своими знаниями, и, как правило, тема интервью с ним определена предельно четко. Как бросить курить. Как не заболеть энцефалитом. Как победить наркоманию. Чтобы придумать вопросы специалисту, нужно всего лишь иметь некоторое представление о проблеме, которую он решает. Если, по-вашему, зрители или слушатели, не очень себе представляют масштаб проблемы, можно вначале разговора его обозначить. Сейчас в России курит каждый (…). Хотите, чтобы интервью было с уклоном в аналитику? Спросите, а почему люди вообще курят, употребляют наркотики, проезжают на красный свет. Затем давайте поможем специалисту предложить решение проблемы. Так прямо и спросим: «А как, по-вашему, можно решить эту проблему?» «Увеличить стоимость бутылки водки в пять раз», скажет специалист. Как ниточка за иголочкой за этим предложением следуют вопросы о том, что это даст, что изменит. Как на это отреагируют алкоголики, а как иногда выпивающие? А как рынок суррогатов? Да, мы должны иметь представление, что рынок суррогатов существует.
Итак, обозначение проблемы (если это необходимо) – предложение решение – обсуждение последствий предложенного решения.
Внимание! Не путайте специалиста с политиком! Всякие депутатствующие товарищи тоже горазды предлагать решение проблем. Но специалист действительно заинтересован в ее решении и представляет последствия предложенного решения. Специалист о негативных последствиях сам расскажет. Политик заинтересован в торговле лицом, и додумываться, к каким неприятным последствиям может привести предложенное им решение, нам с вами придется самим.

Очевидец.
Все, что нужно, чтобы накидать список вопросов очевидцу, это представлять примерно, что он видел. Монолога ждать не приходится, очевидцы, как правило, не обладают ораторским талантом и относятся к категории «из народа». Очевидец редкий тип, я могу припомнить только уже упомянутого полпреда Президента РФ в УрФО Игоря Холманских, которого Путин катал на своем самолете. Случай действительно небывалый, повезло мужику, но мужик – начальник сборочного цеха УВЗ, и вопроса «расскажите, как это было» категорически мало: он уложится с ответом в минуту, максимум две. Поэтому начинаем оригинально, то есть сначала. Когда узнал, что полетит, как приглашали, как досматривали в аэропорту, как самолет выглядит изнутри, чем кормили, это бытовая часть – все что отличает полет с Президентом от обычного полета. Ну и «путинская» часть – о чем говорили, волновался ли, какое впечатление произвел снова новый Президент. Поскольку проблема лапидарности никуда не уходит, стоит в подобных случаях держать в запасе тему или темы, на которые с гостем тоже можно поговорить, но уже выходящие за рамки рассказа об увиденном. Для чего необходимо знать, чем гость вообще занимается, о чем ним можно разговаривать. В случае с Холманским это было переключение его в позицию «депутат» и разговор о политических перспективах его полета. Не хватило бы – он еще движение «В защиту человека труда» возглавляет, это было бы грубое, как топором по режиссерскому пульту, переключение разговора, но если надо занять чем-то оставшиеся минуты, значит надо.

Звезда.
Звезды, как известно, бывают разные, голубые и красные. Проблем с придумыванием вопросов заезжей звезде две. Первая – спрашивать можно много о чем. То есть, проблема выбора. Вторая – обо всем этом у звезды уже неоднократно спрашивали. Тот есть, надоело это всем, звезде в первую очередь. Нет, если вы заядлый театрал и можете говорить с артистом о рисунке его роли в спектакле бог знает какого года, мы вам завидуем и не понимаем, зачем вы это читаете. Наша ситуация – мы эту звезду живьем первый раз видим, и до того знали только о ее существовании. Есть несколько способов выкрутиться.
Первый, разумеется, Интернет. Нарываем побольше интервью с этой звездой, читаем, выбираем вопросы, которые реже всего задавались, или какие нам больше понравятся. Какие-то вопросы можно выдоить из ответов. В том интервью, которое вы читаете, это был бы уточняющий вопрос, у вас будет самостоятельный. Но познер вас упаси от формулирования вопросов типа «а вот в таком-то году в интервью вы сказали». Это глупо, тупо, и звезда запросто может ответить, что ничего такого она не говорила, и это еще и будет правда.
Второй способ: перевести звезду в специалисты. У всех звезд, ну, почти у всех, есть какие-то увлечения, о которых они с наслаждением рассказывают прессе (помните список вопросов, который давал ученикам Хогвартса Локон Златопуст? «Какая самая большая мечта Локона Златопуста?») Ну, так давайте поговорим об этом. Если звезда не придумала себе хобби, а действительно чем-то увлечена, то рассказывать об этом, как всякому дилетанту-неофиту ей будет куда интереснее, чем в тысячный раз отвечать на вопрос о давно снятом фильме.
Третий способ: превращаем звезду в эксперта. Он приехала к нам, как председатель жюри фестиваля фильмов о семье? Давайте поговорим о семье. Не ее семье, а семье вообще. Раз взялась жюрить такой фестиваль, значит, какие-то мысли об этом у нее есть.
Итак, источники, к которым можно припасть для извлечения вопросов звезде. Первый – ее творчество, ее жизнь. Минус в том, что информацию мы получаем из третьих рук, и придумать оригинальных вопросов не можем оп определению. Второй – взять небольшой фрагмент жизни или творчества, и сделать это и только это темой интервью. Третий – зацепиться за цель приезда, если она отлична от гастролей.
Проще всего со звездами, которые не пляшут, а пишут, с писателями. Как правило, писатели приезжают с одной целью – раскрутить новую книжку. Ну, так давайте о ней и поговорим! Да, ее придется прочитать. Увы, но жизнь интервьюера не всегда так легка как кажется. Главное – не забудьте сказать, как она вам понравилась. Это обязательно, писатели, даже многотомные, они как они дети. То есть, как родители, похвали их ребенка, он ваш, дай понять, что не нравится, будет стена. Прелесть писателей, как героев интервью еще и в том, что есть безграничное пространство, по которому вы можете с ним гулять, это литература. Спросите: «Куда катится современная литература» и интервью готово, только сиди и слушай.

Не правда ли, интервью это просто?




Tags: журналистика, интервью
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments